Школа без звонков

Школа без звонков

Дар'я Дегтяренко,  13 листопада 2015

Один день из жизни школы-интерната для глухих детей.

По понедельникам занятия в школе-интернате Марии Покровы на Лычаковской начинаются не в привычные 8.30, а немного позже – в 9.00.

После выходных многие родители привозят своих детей из окрестных сёл с небольшим опозданием, потому сдвиг в школьном расписании вполне очевиден, вот только учителей то и дело сбивают с толку такие особенности понедельника, и они снова и снова возвращаются к телефонам, чтобы не пропустить начало урока.

В обычной образовательной школе скучный урок прерывает звонок на перемену, а вкусный обед заканчивается звонком на урок, – в школе Марии Покровы звонок не прозвенит никогда, а учителя продолжат путаться в переменах.

Маруся одна из тех, кого родители оставляют в интернате на длительное время, мать девочки живёт в Самборе и забирает её на выходные не чаще двух раз месяц. Всё остальное время Маруся проводит в уютной спальне школы с ярким постельным бельём на крошечных кроватях, иконами на стенах, и с деревянным стулом в проходе у стены, на котором, по-видимому, восседает воспитатель, оберегая сон своих  воспитанников.

Маруся учится в 5-Д классе, “Д” – значит дополнительный, в этом классе учатся дети с психическими расстройствами.

На уроке математики 5-Д решает простые примеры: к 5-ти нужно прибавить 5-ть, в следующем примере нужно прибавить ещё две 5-ки, дальше – три 5-ки, и так далее. Так ученики пытаются подобраться к усвоению таблицы умножения.

У пятиклассников на столах лежат тетради, книги, большой выбор разноцветных ручек и калькуляторы. У соседа по парте Маруси особая страсть к вычислительной машине, Алексей увлеченно перебирает пальцами по кнопкам задолго до появления примеров на доске.

Мальчик справляется с заданими быстрее остальных, он без устали проявляет желание выйти к доске, чтобы написать ответ, но как только берёт в руку мел – забывает о результатах собственного вычисления, из-за чего ему приходится возвращаться к тетради и обратно.

Темноволосый Андрей выглядит заметно старше своих одноклассников, над его верхней губой уже пробиваются редкие тёмные волосы, а обтягивающий гольф подчеркивает подростковую худобу. Мальчик приступает к написанию новой темы урока и тратит на это порядка 5 минут, ему приходится поднимать голову ровно столько раз, сколько букв содержится в слове, Андрей  не может запомнить одновременно две или три буквы, у него очень короткая память.

Маруся так увлечена списыванием с доски, что не замечает размахивающей руками учительницы перед самым её носом. Маруся встает из-за стула, подходит к шкафу, что возле окон, достаёт корректор, исправляет ошибку в тетради, кладёт корректор обратно и, сохраняя абсолютную безмятежность, продолжает выводить цифры и буквы красивым почерком, не замечая обращений учителя.

Главная цель в работе с особенными детьми – научить их самостоятельно справляться с трудностями в повседневной жизни, – так говорит учительница по математике. Под трудностями здесь подразумевается самостоятельное приобретение  продуктов в магазине, например.

Некоторые учителя сетуют на то, что в школе недостаёт комнаты для социально-бытовой адаптации, в которой обстановка максимально приближена к домашней. Комната должна быть оснащена электроприборами, которые используются в быту – стиральной машиной, микроволновой плитой, утюгом. Такая площадка могла бы подготовить ученика к самостоятельной жизни.

Следующий урок – урок христианской этики в 8-Б классе. Психолог, и по совместительству преподаватель предмета, рассказывает, что дети в этом классе эмоционально нестабильны, а порой даже агрессивны. По её словам, ученики 8-Б не находят в себе никаких особенностей, за исключением парня с ДЦП, который сделал такой вывод исходя из отличия движений собственного тела, в сравнении со своими одноклассниками.

Уроку не хватало только вспышек молнии, потому что раскаты грома не прекращались ни на минуту. Бледнолицый парень с эпилепсией громко и беспричинно бил по парте согнутыми локтями и скрученными кулаками, а его сосед по парте с грохотом раскачивал под собой стул.

Среди общего гула вырывались отрывки фраз парня с остатками слуха, который не совсем разборчиво, но громко и уверенно отвечал на вопросы учителя.

И пока восьмиклассники увлечены отрывками из Библии, в 11-Б классе сосредоточенно и напряженно проходит урок жестового языка. Почти выпускники изучают значения слов, которые редко употребляются в разговорном жестовом языке.

На затертой доске в рядок написаны  качественные и относительные прилагательные, с переводом  которых у ребят почти не возникает проблем, чего не скажешь об абстрактных существительных, значения которых приходится подолгу выяснять с учителем.

Уже через год ребята станут выпускниками школы-интерната. У 11-Б самые разные планы на будущее: стать программистом, поступить на факультет физической культуры, выучить английский язык.

На деле, выпускник школы-интерната для глухих едва ли сдаст внешнее независимое оценивание. Учителя школы Марии Покровы говорят, что введение ВНО некорректно по отношению к детям с недостатками слуха. Например, тексты по украинской или зарубежной литературе не могут быть охвачены глухим учеником полностью, потому к изучению предлагается лишь адаптированный текст, чего будет недостаточно для сдачи ВНО.

Таким образом, для большинства глухих детей дорога в высшие учебные заведения попросту закрыта.  

Сегодня во Львове существует медицинский колледж, который один раз в два года принимает на обучение глухих студентов по специальности “лаборант”. Один медицинский колледж. Один раз в два года.  

Выходит, мечта глухого ребёнка поступить на факультет романо-германской филологии останется лишь мечтой, а постигать тонкости работы лаборанта придётся от безысходности.

Якщо ви знайшли помилку, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter.